«Как им было весело» (Матейко)

Айзек Азимов
«Как им было весело»

Марджи даже написала об этом в своём дневнике той ночью. На странице, озаглавленной «17 мая 2157 год», она записала: «Сегодня Томми нашел настоящую книгу!».
Это была очень старая книга. Дедушка Марджи однажды сказал, что, когда он был маленьким мальчиком, его дедушка сказал ему, что было время, когда все печаталось на бумаге.
Они переворачивали страницы, которые были желтыми и измятыми, и это было очень весело читать слова, которые стояли неподвижно, вместо того, чтобы двигаться, как должны были, — на экране, вы понимаете. И потом, когда они перевернули страницу обратно, там были те же самые слова, которые они читали в первый раз.
-Ну и дела, — сказал Томми, — что за расточительство. Когда ты закончишь читать книгу, тебе придется её выбросить, я думаю. В нашем телевизионном экране есть миллионы книг, а может и больше. Я никогда не выброшу его.
— Как и я, — сказала Марджи. Ей было одиннадцать, и она видела не так много телекниг, как Томми. Ему было тринадцать.
— Где ты нашел её? — спросила она.
— У меня дома, — не глядя, ответил он, так как был занят чтением. — На чердаке.
— О чем она?
— О школе.
— О школе? — спросила Марджи с презрением.- А зачем о ней писать? Я ненавижу школу.
Марджи всегда ненавидела школу, но сейчас она ненавидела её больше, чем когда бы то ни было. Её механический учитель давал ей тест за тестом по географии и она делала их всё хуже и хуже с каждым разом, пока её мама не покачала грустно головой и не вызвала Районного Инспектора.
Это был маленький круглый человек с красным лицом и целой коробкой инструментов с циферблатами и проводами. Он улыбнулся Марджи и дал ей яблоко, а потом разобрал учителя. Марджи надеялась, что он не знает, как собрать его обратно, но он знал это великолепно, и , час спустя, учитель появился вновь: большой, черный и уродливый, с большим экраном, где демонстрировались все лекции и задавались вопросы. И это было ещё ничего. Частью, которую Марджи ненавидела больше всего, было отверстие, куда она складывала домашние и контрольные работы. Она всегда писала их с помощью перфораторного кода, который её заставили выучить, когда ей исполнилось шесть, и механический учитель сразу же проверял их.
Инспектор улыбнулся ей, после того как закончил, и погладил Марджи по голове. Он сказал её матери:
— Девочка не виновата в ошибках, миссис Джонс. Я думаю, что сектор географии был ускорен. Такое иногда случается. Я замедлил его до десятилетнего уровня. На самом деле, её общий уровень подготовки — нормальный, — и снова погладил Марджи по голове.
Марджи была разочарована. Она надеялась, что они заберут учителя навсегда. Они, однажды, забрали учителя Томми где-то на месяц, когда его сектор истории перестал работать.
Именно поэтому она спросила у Томми:
— Зачем кому-либо писать о школе?
Томми с превосходством посмотрел на неё
— Потому что это другой вид школы, глупая. Старый вид школы, который был сотни и сотни лет назад, — и добавил, тщательно проговаривая каждое слово:- Века назад.
Марджи почувствовала себя задетой:
-Ладно, я не знаю, как выглядели школы тогда.
Она читала через его плечо некоторое время, а затем сказала:
— Так или иначе, у них тоже был учитель.
— Конечно, у них был учитель, но это был неправильный учитель. Это был человек.
— Человек? Как человек может быть учителем?
— Ну, он рассказывал мальчикам и девочкам разные вещи, давал им домашние задания, спрашивал.
-Но человек недостаточно умен для этого.
— Неправда. Мой отец знает столько же, сколько учитель.
— Не может быть. Человек не может знать столько же, сколько учитель.
— Он знает больше, я клянусь.
Марджи не хотела спорить
— Я бы не хотела , чтобы какой-то странный человек жил в моём доме и учил меня.
Томми громко рассмеялся
-Ты многого не знаешь, Марджи. Учителя не жили в доме у детей. У них было специальное здание, и все дети ходили туда.
— И все они учили одно и то же?
— Да, если они были одного возраста.
— Но моя мама говорит, что учитель должен быть настроен в соответствии с умом каждого мальчика или девочки, и каждого ребенка нужно обучать по-разному.
— Значит, раньше они так не поступали. Если тебе не нравится, то ты можешь не читать.
— Я не говорила, что мне не нравится, — быстро сказала Марджи. Она очень хотела почитать об этих забавных школах.
Они не прочли и половины книги, когда Марджи позвала её мама:
— Марджи! Школа!
Марджи оглянулась:
— Ну не сейчас, мама!
-Немедленно, — ответила миссис Джонс, — И Томми, скорее всего, тоже пора идти.
— Можно я почитаю с тобой дальше после школы? — спросила Марджи у Томми
— Возможно, — ответил он равнодушно, и, насвистывая, ушел, держа старую пыльную книгу под мышкой.
Марджи пошла в свою классную комнату. Она была рядом с её спальней, и её механический учитель уже был там и ждал её. Он всегда стоял на одном и том же месте, каждый день, исключая субботу и воскресенье, так как её мать считала, что маленькие девочки учатся лучше, если они учатся в одно и то же время.
Экран был освещён, и там было написано: «Сегодня урок арифметики посвящен правильным дробям. Пожалуйста, положите свою домашнюю работу в отверстие.»
Марджи, со вздохом, подчинилась. Она думала о старой школе, которая была, когда дедушка дедушки был маленьким. Все дети со всей округи приходили, смеялись и кричали на школьном дворе, сидели вместе в классной комнате, шли домой вместе в конце дня. Они учили одинаковые вещи, поэтому могли помочь друг другу с домашней работой, обсудить её.
И учителями были люди…
На экране механического учителя загорелись слова: » Когда мы складываем дроби ½ и ¼ …»
Марджи думала, как, должно быть, дети любили свою школу раньше. Она думала о том, как им было весело.